Татьяна Савченко: «Искусство – это область, в которой посредственность невыносима»

Stacy Vorozhko 23.02.2017

Имя Татьяны Савченко известно всем, кто так или иначе связан с артом. 17 лет она вовлечена в арт-процессы. В настоящий момент руководит галереей современного искусства «Триптих АРТ», участвует в украинских и международных арт-форумах, и наблюдает за современными мировыми тенденциями.

CHERNOZEM пообщался с Татьяной, которая рассказала, почему галерейный бизнес – это не работа, чем определяется интерес к искусству у аудитории, о «недооцененных» представителях искусства и «blue chips»-художниках.

foto

Вас по праву можно назвать человеком, который в арт-бизнесе уже очень давно. Вы стояли у истоков формирования этой индустрии. Расскажите, насколько трудным и интересным было это время?

Киевская галерея «Триптих» стояла у истоков, скажем, частного предпринимательства, ведь речь идет о незапамятных временах прошлого столетия)). Я же стала директором в 1999 году, и мною двигал бесконечный интерес к художникам как к особому биологическому виду (улыбается).
Я все время старалась найти что-то новое не только для художников, но и для публики и для себя самой. Уже через пару лет работы мы начали организовывать пленэры. На нашем счету два отечественных и пять зарубежных – в Хорватии, Болгарии, Испании. В Испании пленэр проходил в роскошной Гранаде с последующей выставкой пленэрных работ в Малаге. А сейчас я веду переговоры о пленэре в Италии, в городе Парма.

В первых пленэрах участвовали не только художники, но и приглашенные друзья галереи, которые в будущем становились коллекционерами. Это было трудное время, но очень интересное, столько дискуссий и споров! Все говорили об искусстве, о выставках… Галереи, сохранившиеся с тех пор (их очень мало, кстати) до сих пор возглавляются, я бы сказала, энтузиастами. У меня кроме галереи была дополнительная работа, которая меня обеспечивала, так как содержание галереи – это огромные расходы и большое количество проблем. Сегодня проблемы те же, только приобрели несколько иное качество.

 

Также Вам довелось поработать и за границей. Скажите, какие отличия в процессе и подходу к работе галереи, когда речь заходит об Украине и Германии?

Мне пришлось некоторое время работать в Германии. В 1997 году была создана галерея современного искусства в городе Kleve на севере Германии.  Я была приглашена на работу арт-директором, собрала неплохую коллекцию работ украинских художников. Эта же коллекция и была представлена на официальном открытии галереи «Palette». Но модель ее была совершенно отличная от отечественных галерей и очень ориентирована на бизнес. Понимание этих отличий пригодилось в моей дальнейшей карьере – я научилась диалогу между художником и коллекционером, между коллекционером и мной, между мной и художником. Эта связь является определяющей и очень важной, на мой взгляд, в работе галереи. А различия? Когда западные галереи делают выставку художника, он ждет максимальных результатов – чтобы его работы попали в хорошие музейные коллекции, чтобы цены были на уровне и росли. Люди там воспринимают искусство как один из лучших инвестиционных продуктов, тогда как у нас, если и встречается такая точка зрения, то довольно редко.

Если говорить об отношении людей к искусству в Украине и в других странах, какие отличия Вы наблюдаете?

Интерес к искусству прежде всего предопределяется уровнем культуры. А уровень культуры – это понятие соответствия уровня духовного и умственного развития индивида в его времени. Я думаю, что это исчерпывающий ответ на Ваш вопрос.

Сегодня в Киеве открыто достаточно много галерей (особенно в сравнении со временем, когда начинали Вы). Какие советы Вы бы дали тем, кто только планирует посвятить себя этой сфере?

Я бы не сказала, что в Киеве в последнее время открылось большое количество галерей. Для такого огромного и растущего города их нужно в десятки раз больше.

Я уверена, что галерея – это компромисс между рынком искусства и искусством, причем компромисс в сторону искусства. И вообще, галерея – это институция, играющая значительную роль в формировании художественной и культурной жизни общества, как бы напыщенно это не звучало. А сейчас время перемен. С одной стороны, хаос, с другой – огромные возможности для создания нового культурологического продукта. Я с удовольствием наблюдаю за появлением новых галерей и с сочувствием наблюдаю их попытки удержаться на плаву в это непростое время.

Остерегаюсь давать советы кому бы то ни было, это бессмысленно. Существование галереи в нашей стране – скорее чудо, чем тенденция. И прежде всего нужно понимать, что галерист – это не профессия, это образ жизни со всеми вытекающими последствиями. И тот, кто поймет, что галерейный бизнес – это не работа, а, можно сказать, судьба, – у того все получится.

На что существуют галереи? Каковы источники их содержания и реально ли сделать галерею самоокупаемой сразу?

Те люди, которые открывают галереи, надеясь сразу окупить вложенные средства, да еще и с прибылью – мягко говоря, наивны…
И эта наивность быстро приводит к краху, что и случилось в моей жизни, когда я была арт-директором немецкой галереи. Владельцы хотели немедленной и стопроцентной прибыли от вложенных, нужно отметить, огромных, средств. У них это не вышло, и они ликвидировали галерею. Но это другая история.

Существует в мировом галерейном бизнесе такое правило: если галерея содержит сама себя, без дотаций и долгов – это очень успешная галерея. Да, содержание галереи – это большие деньги, особенно, если помещение в аренде, как у нас. Долгая жизнь галереи обеспечивается бесконечной гибкостью. Можно шиковать в хорошие времена, что мы и делали, отправляясь на зарубежные пленэры, на арт-ярмарки Парижа, Карлсруэ, Кельна, Стамбула, Москвы и Вильнюса.  А в нынешние времена (боюсь назвать их плохими), просто ведем себя скромно. Опять-таки, долгая жизнь галереи имеет свои преимущества – есть пласт коллекционеров, которые нас любят и не забывают, есть друзья галереи, которые иногда помогают нам. Я все время в поиске, держу нос по ветру. Недаром стену  дома №13 по улице Десятинной, где расположена галерея, украшает бронзовый Нос, который нам подарил скульптор Олег Дергачев, покидая Украину.
Ну и потом, должна признать, что у галереи есть верные друзья. Два раза, в 2012 и в 2014 году, в критичное для нашей страны время, галерею от банкротства спасли два человека, которым мы будем благодарны всегда.

С чего стоит начать, когда дело касается открытия галереи? Для достижения успеха необходимо выставлять и продавать то, что по душе владельцу галереи, то, к чему он испытывает неподдельную страсть и любовь или же ориентироваться на тренды и предпочтения аудитории?

Повторюсь: я остерегаюсь давать советы кому бы то ни было, это напрасная трата времени. Тем более, что мои взгляды на художников устарели (улыбается) настолько, что скоро, я думаю, будут очень продвинутыми (улыбается). Я преклоняюсь перед истинностью личности, индивидуальностью художника, а сейчас решают не эстетические критерии, а экономические, политические, социальные. Эра кураторов. Вы знаете, что в буквальном переводе с латыни curator – наблюдатель, руководитель процесса… Они и менеджеры, и посредники, и идеологи, и PR-щики… Как по мне, то есть опасность, что художник будет измельчен и превращен в исполнителя кураторских заказов. Прошу заметить, что это исключительно мое субъективное мнение.   Поэтому, боюсь, что, если бы я и осмелилась дать совет молодым людям, открывающим новые галереи, вряд ли бы он им подошел.  Прежде всего нужно понимать, что галерист – это не профессия, это образ жизни… настоящий галерист – это performance artist, непрекращающийся псевдотеатральный акт, а художник – главный персонаж. Поэтому отвечу так: да, я выставляю то, к чему испытываю неподдельный интерес, а не «предпочтения» общественного вкуса. Работы художников, которые мы выставляем, сами выбирают своих поклонников, а не наоборот, если Вы понимаете, о чем я…

В одном из изданий Вы говорили следующее: «До 2009 года украинский арт-рынок был достаточно оживленным, около 60% работ современных художников приобретали иностранцы».  С момента этого заявления прошло три года. Как поменялась ситуация?

Разумеется, 2003–2007 гг. были достаточно успешными для развития арт-рынка. За эти годы мы успели сформировать многим иностранным специалистам и дипломатам прекрасные коллекции живописи, графики, скульптуры. И молодая отечественная буржуазия начала поглядывать в сторону искусства. Появились серьезные коллекционеры.
Но после известных событий 2010 г. «ветер перемен» все это смел и наступили несколько иные времена …   Но скажу Вам честно, что за все эти годы у меня было столько взлетов и падений, что прится пережить и это «время перемен». Поэтому нужно исходить из того, что мы имеем в реалиях: арт-рынок таков, каким он должен быть в данное время в данном месте.

В 2013 году «Forbes-Украина» включил Вас в список «6-ти лучших продавцов культуры» нашей страны. Сами Вы себя считаете лучшей из лучших и какими качествами надо обладать, чтобы оказаться в таком рейтинге? 

Мне достаточно странно услышать от «Forbes-Украина» термин «продавец культуры»… Себя я не считаю лучшей из лучших. Все эти рейтинги я не люблю, нахожу их предвзятыми и некомпетентными. Я убеждена, что, если твоя профессиональная деятельность – это не работа в общепринятом смысле этого слова, а, скорее, судьба плюс искреннее восхищение перед личностью художника, плюс умение донести это восхищение до ушей интересующегося, плюс жизненный опыт – все это и есть моя формула успеха.

Чего сегодня не хватает тем, кто планирует связать свою жизнь с искусством, открыть галерею, стать арт-дилером, посвятить себя кураторству?

Не берусь судить, кому что, где и почему не хватает. Тем более, говорить о чужих ошибках… Каждый должен пройти свой путь со своим собственным решением тех проблем, которые на этом пути встретятся.

За столько лет в искусстве Вы видели огромное количество работ, встречались с художниками, которые уже десятилетия подряд популярны и с теми, кто только начинает свой творческий путь. Как Вы считаете, от чего зависит успех в данной сфере и как не только зарекомендовать себя в мире искусства, но и удерживать позиции?

Искусство – это область, в которой посредственность невыносима. Важен вкус. А вкус – это особенное художественное чутье, и живопись – один из ведущих его инструментов. Вкусом определяется дистанция между мнимым и подлинным. А если художник во главу угла еще и ставит мастерство, которое сейчас разжаловали настолько, что многие молодые художники рисованию вообще не обучены, то это и есть гарантией того, что он не только «себя зарекомендует», но и «удержит позицию».

Есть ли в украинской арт-среде переоцененные и недооцененные художники?

Я считаю, что «переоцененных» художников не существует.
«Недооцененные» художники, то есть, художники, не внедренные в сознание широкой – насколько она может быть широкой в нашем случае – публики – есть. Я сторонник этих «недооцененных», ибо считаю, что талант произрастает в тишине, без «пиротехники»… Хотя в наше время публичность, безусловно, важна…  Вот те, которые игнорируют публичность, и есть «недооцененные», с ними я и работаю… с удовольствием… Другое дело, что существует линейка художников, принадлежащих к так называемым blue chips (голубые фишки). Это, правда, сленг любителей рулетки в фешенебельных casino, но сейчас так называют художников, лидирующих в аукционных торгах. С соответствующими поправками можно этот термин применить к ряду (очень небольшому) украинских участников арт-рынка.

В разное время в Украине любили ссылаться на разные причины одной проблемы (недостаточное развитие украинского искусства и заинтересованность самих украинцев в нем). В качестве «оправдания» называли экономическое, политическое положение, низкий уровень культуры тех, кто может финансово позволить себе предметы искусства, но не понимает их ценности и необходимости инвестирования. В чем Вы видите причины того, что Украина, как говорили некоторые герои наших интервью, не задает тренды, а следует уже существующим?

Все перечисленное в Вашем вопросе имеет место быть. Но в то же время нужно отметить, что живем мы сейчас в мире нестабильном, неоднозначном и сложном. Именно таков сегодняшний мир. И поэтому это интересное время для тех креативных людей, которые, я уверена, появятся и будут задавать эти самые тренды.

Темы art

Материалы на похожие темы

Комментарии