marinaabr-1400x90

Нина Мурашкина о перформансе Bad Bed: это будет условное действие на условной кровати.

chernozem.info 22.05.2018
Нина Мурашкина
Нина Мурашкина

25 мая, в 19:00 в рамках Kyiv Art Week (ул. Большая Васильковская, 100) состоится перфоманс Bad Bed – часть презентации графического романа Нины Мурашкиной «Ninochka».

Постановка режиссера Юлии Рукавициной по идее Нины Мурашкиной. В действе примет участие актер и танцор Laufre Babela, в роли Мужчины. В роли Женщины — Нина Мурашкина. Будет звучать живая музыка, Сергей Клюенко – контрабас. Беседуем с создательницей графического романа Ninochka и автором перформанса Bad Bed Ниной Мурашкиной об идеях, о творческом образе и о том, как избегать пошлости, затрагивая эротические темы.
24-dsc_0638

Что ожидает зрителя во время Bad Bed?

Из замысла режиссера Юлии Рукавициной: в разные времена, в разных культурах женщинам и мужчинам  отводились различные социальные роли. И, если женщина, в основном, реализовывалась в материнстве, к мужчине общество предъявляло большие требования: муж, добытчик, завоеватель и т.д.

В современном мире пол практически не имеет значения в общественной жизни. Но материнство оставляет женщине гендерную прерогативу, которой напрочь лишен мужчина. Женщина наступает. Кровать, как последний оплот. Выдержит?

01-dsc_0610

Что для вас значит перформанс?

Для меня это жест, кульминация, объясняющая, дополняющая и делающая акцент на главном, том, о чем болит и хочется сказать. Это подкрепление для лучшего усвоения.

Также это особая, очень театральная история. По одному из своих образований я художник-постановщик театра и кино. Стиль моей жизни очень театральный. Не могу сказать, что мои перформансы – это чистый театр, это скорее продолжение моих картин, оживающих на время действия. Мне близка эстетика режиссеров Андрея Жолдака и Robert Wilson, и они в свою очередь часто обращаются к живописи, как к выразительному инструменту. В случае коллаборации с режиссером Юлией Рукавицыной, я пришла к ней с идеей «слизывания крема с мужской груди» в темной комнате. И, Юлия разработала драматургию, выверенный по шагам флирт, заканчивающийся панковским жестом. Элегантно говорящим о гендерном равенстве в этот мир, полный закостенелых устоев до сих пор!

30-dsc_0648

Зритель нужен для всех видов искусства или только для перформанса?

Для всех видов искусства необходим зритель, но для перфоманса необходим зритель в момент «здесь и сейчас». Если зрителя нет, то перформанс как практика, как вид искусства не существует.

Какие акценты хочется расставить перформансом Bad Bed?

Гендерное равенство. О том, что на самом деле все равно, кто кого брал: мужчина или женщина. Важно, чтобы было всем весело и хорошо. Перформанс называется Bad Bed, Плохая кровать. В самом названии есть игра слов и шутка. Почему кровать плохая? Она же должна быть хорошая. В данном случае кровать как таковая будет отсутствовать. И это будет очень условно, но понятно зрителю. Условное действие на условной кровати. Кто, и кого?

В чем главная идея графического романа Ninochka?

Это сказка-биография. С вымыслом, вдохновленным реальностью. Я провожу черту с юностью и детством. Отошел вопрос терзаний, наступило спокойствие и внутреннее равновесие. Произошло взросление меня, как художника, новый этап. Таким образом, на интимных дневниках сейчас поставлена красивая, звонкая точка. Теперь можно спокойно, с улыбкой и смехом говорить о былых терзаниях.

В этом арт-буке три истории с важными мотивами: отношения с собой, отношения с мамой, отношения с мужчиной. Думаю, эти темы касаются каждого, поэтому и интересны. Все сюжеты наполнены юмором и персонажами, очень гротескными!

Завершение этого болезненного периода «превращения в лебедя» произошло очень вовремя. Мы начинали обсуждать с издательством ArtHuss эту историю около трех лет назад. А появилась она сейчас, когда все были к этому готовы.

В стилевом решении книжка создана с параллелями к изысканной черно-белой графике английского художника Обри Бёрдслея и цитатами из японской эротической гравюры SHUNGA.

Нина, как избегать пошлости, затрагивая эротические темы в искусстве?

Это внутренняя культура. Даже человек с хорошим образованием, прочитавший много книжных полок, может быть пошлым. Это зависит от внутренней культуры и внутренних качеств. Можно быть каким угодно образованным, но при этом быть пошлым. Эта пошлость будет вытекать сквозь уши, глаза, жесты, сквозь всё…

А можно быть совсем простым и при этом быть стильным и абсолютно непошлым. Например, работать дворником — мести улицы с высокой задачей. Так, Сергей Пенкин семь раз поступал в консерваторию. У него семь октав голоса, и он подметал улицы. Экзаменаторы находили его вульгарным, эксцентричным, и может, если смотреть по верхам, все это и так, но если поприсутствовать на его концерте, то забываешь обо всем и слушаешь этот голос – он без микрофона раздается на весь зал. Тебя покрывает этот талант, харизма. Поэтому тут очень условные границы, но они есть.

img_1341

Образ Нины Мурашкиной очень узнаваем, он очень яркий. В чем разница между вами как человеком и этим образом?

И то, и другое – это один человек в разных проявлениях. В визуальном искусстве, в перформансе, в арт-мире возможно выразить, показать гораздо больше, чем в жизни, в быту. Рамок нет, точнее – ты создаешь их сам. Можно все. Можно затрагивать почти любые волнующие темы, все очень свободно. Этим мне близка эта сфера реализации.

А образ Нины Мурашкиной появился для того, чтобы коммуницировать с социумом, поскольку сама по себе я интроверт и мизантроп в одном флаконе. Сейчас в этом флаконе намешано много еще другого: красные вампирические губы, неизменные длинные женственные платья, медленная манера речи, странный юмор… Я являюсь и объектом собственного творчества и субъектом. Это мировая практика. Создание персонажа. Есть масса примеров: Энди Уорхол, Метью Барни, Марина Абрамович, Яойи Кусама, Илья Кабаков, Грейсое Перри. Все эти авторы и многи другие являются творцами и объектами творчества, создавая из себя самого искусство!

И, потом, когда ты работаешь на так называемый персонаж, легче коммуницировать с миром. Например, 10-12 лет назад у меня просто не хватало пороху, чтобы просто поднять трубку телефона и представиться. А нужно было стучать в двери галерей и очень много говорить, представлять свое творчество.

 Вот таким образом за несколько лет появились эти границы, внутри которых я могу выражать почти все, что угодно. Могу быть узнаваемой, обсуждать проект, его идею и финансирование: от нуля до финиша, могу иметь результат в виде фидбека от зрителей(что очень важно и всегда с лихвой происходит!), иметь результат в виде хлеба, чтобы жить, и конечно — портфолио. И, самое главное – это моя сверхзадача – создавать этот собственный фантастический микрокосмос, чувственный мир, где течет дионисийская энергия через край, где ты идешь по краю лезвия ножа, и не падаешь!

_________________________________________________________________

Больше о современном украинском и мировом образовательном искусстве — в книгах:

Материалы на похожие темы

Комментарии