marinaabr-1400x90

Глеб Муха «Ада Роговцева – очень крутая, любой бы хотел написать её портрет»

chernozem.info 23.07.2018

01-na-zaglavnuyu

25 июня 2018 года в Национальной академии изобразительного искусства и архитектуры состоялась публичная защита дипломных работ по специальности станковая и монументальная живопись. Выпускник станковой мастерской Глеб Муха представил к защите портрет Ады Роговцевой.

02

Глеб Муха – молодой амбициозный художник-портретист. Абсолютно новое имя. Я слежу за его инстаграмом, где он публикует манерные портреты своих моделей в одежде от украинских и мировых дизайнеров. На своей защите он взял тему видения жанра парадного портрета в 2018 году. Он признался, что это его первое интервью, а у меня есть, что у него спросить:

 

— Портрет с изображением знаменитости — это был осознанный выбор или случайность?

— По сути, об этом и мой диплом, мои размышления о парадном портрете в 2018 году. Эта тема, над которой я много думаю даже сейчас и она очень актуальна, ведь именно эти портреты имеют важный исторический контекст. Они показывают элитарный вкус времени. Но сейчас термин «портрет знаменитости» обрел негативный оттенок. Уже не говорим про «парадный портрет», который полностью нивелирован и ассоциируется у людей только с безвкусицей, золотом и «салонщиной».

— Как ты считаешь, почему так произошло?
— Потому что смешались два принципиально разных занятия: «художник» и «рисовальщик». Художники вынуждены идти на поводу у заказчиков и за деньги писать картину так, как скажут. Аргумент «кто платит – тот заказывает музыку» работает. Но вот, например, если бы был жив  Джон Сарджент, мой любимый художник, и я бы захотел заказать у него портрет, то точно не командовал бы. Ведь зачем? Зачем мне, чтобы художник рисовал мои бредовые задумки? Мне нужна работа художника, а не «рисовальщика» моих идей. Я хочу, чтобы он сам увидел меня, сделал фирму, сам придумал постановку, которую он чувствует. Я плачу за картину Джона Сингера Сарджента, а не за рисование его рукой моих пожеланий. Но многие этого не понимают.

— А ты шел когда-нибудь на поводу у заказчика?

Я сразу это проговариваю с заказчиками. От заказов типа «ото есть картина, где три охотника лежат и вот надо так же только лица заместителей шефа врисовать»  я отказываюсь.

03

— Портрет Ады Роговцевой вышел довольно интимным и глубоко психологическим, расскажи о своей работе?

— Спасибо. Говорить про свою работу не имеет смысла и вообще глупо, ведь всё, что я хотел сказать —  уже сказано на полотне. Но могу добавить, что не преследовал цель написать портрет из серии «для музея имени Роговцевой»,  где было бы сразу понятно, что перед тобой актриса. Я просто хотел написать интимный портрет в тени, с пустым местом на диване, куда падает солнечный свет и с накинутым мужским пиджаком. Больше речь о психологическом портрете.

— Как долго ты работал над своей дипломной работой?

Много времени отнимает создание эскиза и сама задумка. Но когда всё продуманно, то и процесс написания проходит быстрее. Ушло меньше месяца на создание самой работы, хотя эскиз создавался целых полгода.

— Как отреагировали твои коллеги из Академии, когда узнали, что ты пишешь Аду Николаевну?

— Очень порадовались за меня.

04

— Аде Роговцевой понравился результат?

— Да. Благословила на защиту.

-Почему выбор пал именно на нее?

— Можно много говорить про ее легендарность и про ее вклад в историю, про ее киноленты «Салют Мария» или «Вечный зов», про ее театральные постановки «Насмешливое мое счастье» или «Варшавская мелодия», но моя мотивация была очень простая: Ада Роговцева – очень крутая, любой бы хотел написать её портрет.

05

-Как тебе работалось с человеком-легендой?

— Вот был хороший момент. Когда я привожу позировать моделей к себе в мастерскую, то, обычно, это не совсем их портреты. Я не изображаю их. Они скорее играют роль для моей картины и помогают воплотить некий образ, который создан в моей голове, как актеры. Учитывая, что я люблю «заламывание» рук, богемность, драматичность и всё такое, то я сам сажусь в нужную позу и специально так, форсировано, смешно, показываю, что мне нужно, чтобы сам натурщик понял, посмеялся, расслабился и не боялся быть смешным потом. Вот и с Адой Николаевной я по инерции повторил этот трюк. Ну, ты понимаешь, да? Я же знал, какая мне поза нужна. Вот сел, параллельно рассказываю «вот смотрите сюда, рука сюда, а вот тут пальцы на коленях». Поворачиваю голову, а она на меня так смотрит и говорит «ОГО. Ты меня еще учить собрался?». Потом с этого смеялись еще. Но вообще «как мне работалось»? Я вот даже сейчас перед тобой сижу и не могу до конца осознать, что такой легендарный человек позировал мне лично. Уже и диплом защитил, а до сих пор не осознаю.

— Ты преследовал цель пиара за счет портрета известного человека?

— А вот скажу честно – если бы не этот портрет, то я бы сейчас тебе не отвечал на этот вопрос. Но вообще я планировал сделать диплом на тему «портрет знаменитости». Я поступил в академию и точно знал, что хочу освоить портретный жанр. И за 4 года я перерисовал много людей. Начал с родителей, бабушек, потом перешел на друзей, параллельно рисуя натурщиков в академии, потом специально знакомился с людьми, которых бы хотел написать, приводил их к себе в мастерскую. И написать портрет известного человека на диплом – это завершение моих 4 лет обучения в академии. И, конечно, порыв написать её портрет понятен каждому. Повторюсь: любой бы хотел написать портрет Ады Роговцевой.

06

— Чем тебе интересен жанр портрета?

— Я фанат портретов. Всегда хотелось так же. И если сравнивать портреты итальянцев маньеристов, с портретами детей из королевских семей кисти Веласкеса, с буржуазными портретами Ренуара, например, то очень впечатляет, как человеческое лицо, за столько лет, никак не изменилось, но как принципиально менялось представление про идеальное его изображение. Портреты хорошо отображают вкусы и настроение людей.

— Как ты считаешь, какой статус этого жанра в эпоху постмодернизма?

— Изменилось представление о портрете. Я даже специально написал Аду Николаевну в тени, чтобы подчеркнуть, что может бать и так. Не обязательно в 2018 году писать портрет в анфас, с улыбкой и прямым светом. Мне очень нравится портрет Кеннеди в Белом доме. Его написал Аарон Шиклер в 70-х и это единственный посмертный портрет, который висит в Белом доме, и единственный на котором президент смотрит не на зрителя, а вниз. И вообще он скрестил руки и портрет вышел без официальной напыщенности. Кстати, Аарон Шиклер еще и Жаклин Кеннеди писал. Очень крутая серия портретов, прямо в домашней обстановке и тоже без официоза.

— Почему ты решил стать художником?

—  Быть художником — это хороший способ разговаривать.

— Где можно будет увидеть портрет  Ады Роговцевой?

—  У меня еще не было персональной выставки, но сразу скажу, что она будет и очень скоро. Не хочу сейчас всё рассказывать, но сейчас пишу новую серию картин и не только.

07

Автор: Катерина Левченко

Фото: Валерия Дидковская

_________________________________________________________________

Больше о современном украинском и мировом образовательном искусстве — в книгах:

Материалы на похожие темы

Комментарии