marinaabr-1400x90

Иван и Катерина Пидгайные: «В наши дни скульптура снова обретает, помимо эстетической функции, абсолютно практическое предназначение»

chernozem.info 10.04.2018
Катерина и Иван Пидгайные
Катерина и Иван Пидгайные

Иван и Катерина Пидгайные – основатели организации «Скульптурный цех» – рассказали о миссии своего проекта, а также о мировых тенденциях в скульптуре и о том, почему в скором времени их студенты смогут обучаться у приглашенных специалистов из других стран.

 img_7160

Скажите, пожалуйста, для кого в первую очередь работает «Скульптурный цех»?

Иван Пидгайный: мы работаем для профессионалов или тех, кто хочет ими стать. Не только из художественной среды. Хотя основными направлениями студии являются академическая скульптура и рисунок. Например, большинство наших учеников занимаются 3D-моделированием – к нам они приходят за тем, чтобы получить необходимые в их работе знания в анатомии, средствах художественной выразительности композиции в скульптуре.  Они хотят больше разобраться с пластикой человека, чтобы использовать полученные знания в работе. У каждого есть свои личные задачи: кто-то хочет разобраться с пропорциями, кто-то с трактовкой формы… Художники приходят получить новый опыт, практику, некоторые готовятся к поступлению в художественный ВУЗ.

img_7199

Как возникла идея создания обучающего заведения такого формата?

Иван Пидгайный: все началось с себя – когда я готовился к поступлению на отделение скульптуры в Академию (НАОМА), то очень долго искал мастеров, у которых можно было бы обучиться. В то время не было целенаправленных курсов по скульптуре, и нужно было проситься к кому-то в мастерскую, а для этого необходимо было долго договариваться. В общем, были сложности, и это позже стало одним из факторов, который повлиял на создание такого типа курсов.

Катерина Пидгайна: мы на этапе создания отошли от позиционирования студии, в которую можно прийти, расслабиться после работы, от концепции «чайного клуба».

img_7163-2

Иван Пидгайный: да, это явно не арт-терапия. У нас был случай, когда где-то после 5-6го занятия девушка сказала «Я думала, что буду отдыхать после работы, а тут, оказывается, надо вкалывать».

Катерина Пидгайна: благодаря позиционированию четко определилась наша аудитория. К нам приходят люди, которые абсолютно точно понимают, зачем они платят деньги и зачем тратят на скульптуру минимум 9 часов в неделю. Распространенное мнение, что скульптура или другой вид искусства – это нечто возвышенное, и творческий человек всегда далек от мирской суеты, летает где-то в облаках. Ничего подобного. Это техника, усидчивость, концентрация, внимательность, постоянный тренаж, оттачивание базовых навыков. Люди приходят в «Скульптурный цех» именно за этим.

 img_7193

Иван Пидгайный: в группе могут быть те, кто занимается уже не первый год, и те, кто пришли буквально вчера. Каждый получает индивидуальное задание и работает в своем темпе.  Единственное, где пересекается задание наших студентов, – момент, когда они начинают работать с натурой, поскольку модель для всех одна. Но даже при работе с одной натурой задачи всегда разные: часть тех, кто уже занимается не первый год, получают задание сделать портрет в три натуры. А новички создают портрет в натуральную величину.

Есть ли у вас вступительные экзамены?

Иван Пидгайный: как таковых нет, но первая неделя или месяц являются, по сути, отборочными. Если у человека хватает сил, желания работать, он выдерживает ритм, приходит, целеустремленно занимается и видит результат, то сам для себя этот отбор прошел. Если же человек видит, что не подходит график, не хватает сил заниматься, возникают психологические сложности, то он уходит. Таким образом и происходит отбор в группах.

img_7280

У вас обучаются люди на таком уровне, что вы берете их работы в экспозиции?

Катерина Пидгайна: иногда да. Это мы говорим уже о другом направлении «Скульптурного цеха» – проектная деятельность. Скульптуры студентов в частности, попадали  в визуальную программу ГОГОЛЬFEST, которую я курировала – данная площадка открыта для экспериментов, для новых, свежих идей. Понятие «студент» очень условно – некоторые из них сегодня уже стали самостоятельными художниками с узнаваемым стилем работ. Например, в скульптурных выставках, таких как CORPUSCULUM, принимают участие уже состоявшиеся скульпторы. Наших студентов там пока ни разу не было. Но все возможно. Мы не ставим никаких барьеров – если автор готов и ему есть, что сказать, то почему нет.

 img_7257

Раз уже заговорили о выставках. Катерина, каким образом вы как куратор выбираете объекты для экспозиции?

Катерина Пидгайна: я выбираю работы согласно своему визуальному опыту и предпочтениям. Каждый куратор оставляет за собой такое право. Также отбираю работы в  зависимости от концепции, а ее, в свою очередь, формирую на основе своего анализа современных художественных процессов.

Если говорить о проекте CORPUSCULUM, который мы основали с еще одним куратором Ириной Боровец, то он посвящен только современной абстрактной пластике, без указаний четких размеров или материалов – их выбор оставляем на волю автора. Это главный критерий проекта. Конечно, критерием по умолчанию является высокий технический уровень работ. Не люблю спекуляций, которые часто в современном искусстве встречаются.

А, например, в скульптурном проекте в рамках ГОГОЛЬFEST мы делали акцент на современную скульптуру как таковую, без привязки к жанровости.img_7318

Как часто покупают скульптуру?

Катерина Пидгайная: откровенно, скульптуру покупают нечасто по нескольким причинам. Во-первых, в нашем обществе практически нет привычки окружать себя прекрасным. Если мы окружаем себя прекрасным, то, как правило, оно должно иметь какие-то утилитарные цели: красивая ваза, куда поставим цветы или красивые банки, в которые можно насыпать крупу. Хотелось бы, чтоб архитекторы, дизайнеры планировали размещение скульптуры на этапе проектирования объекта, а не после. Это усложняет задачу и иногда не позволяет экспонировать надлежащим образом.

img_7134

Иван Пидгайный: с картинами легче, они занимают меньше места. И картины, откровенно говоря, зачастую стоят дешевле. Со скульптурой ситуация другая – если мы говорим об интерьере или экстерьере, то она никакой цели кроме как эстетической не несет. Потому некоторые не понимают, как можно потратить несколько тысяч долларов ради куска какого-то камня, который будет занимать место на полке.

Все-таки произведения искусства всегда считались привилегией интеллектуально высоких и состоятельных людей. К тому же, скульптура по сравнению с графикой и живописью самая сложная для понимания. А поскольку это не предмет первой необходимости, и, наверное, даже не второй, на чем экономят в первую очередь – так это на таких вот слабостях. Потому сейчас покупают мало, но покупают.

img_7332

Работа со скульптурой – это всегда работа с пространством. В чем особенности открытых местностей и закрытых помещений?

Иван Пидгайный: в первую очередь, пространство, именно архитектура, ландшафт диктуют условия, как бы там ни хотелось по-другому. И в основном те галерейные пространства, которые у нас есть, красиво и гармонично могут размещать в себе малую пластику. А для крупных и габаритных скульптур нужна уже улица. Также, в зависимости от места размещения, выбирается не только размер, но и материал. Не все материалы предназначены для улицы.

img_7341

Слышали о ваших планах привозить иностранных специалистов в «Скульптурный цех». Каких целей хотите достигнуть таким сотрудничеством?

Катерина Пидгайна: В этом году мы планируем привезти специалиста по 3D-моделированию. Ричард Дюран (Richard Durant) –  создает виртуальные объекты, скульптуру. В свое время получил и академическое скульптурное образование и по 3D-анимации. Именно его героев мы видели в фильмах  «Гарри Поттер», «Ex Machina», «Железный человек» и многих других.

Здесь он будет проводить курс создания digital-скульптуры с живой натуры.

Этот курс больше будет интересен специалистам, которые работают над созданием игр, в анимации, в кино. IT-сфера в Украине сейчас одна из самых динамично развивающихся. К нам приходят люди, которые обучаются лепить, а потом на основе этого рисуют уже своих персонажей. Также они обучаются у таких специалистов как Ричард, только онлайн или выезжая в другие страны.  Надеемся, что скульпторов курс также заинтересует, так как требования для подачи скульптурных эскизов также требуют знаний в 3D-моделировании. Конечно, так работают пока не все, но это становится бесспорным преимуществом.

Иван Пидгайный: это интеграция классической скульптуры в современность с использованием технологий.

 img_7380

Говоря о технологиях, начали поднимать тему тенденций в скульптуре. Какие являются ключевыми?

Катерина Пидгайная: да, об одной из самых главных мы сказали. Скульптура сейчас существует не изолированно от всего, что происходит в мире. Она очень тесно пересекается с очень разными сферами жизни, с другими видами искусства. Хотя так было всегда. Искусство – отражение действительного. В частности для того, чтобы человек делал какие-то фигуры виртуально, эти же формы он должен уметь делать реально. Не понимая, как расположены мышцы, строение костей, черепа, арсенал возможностей скуп. Поэтому скульптура как ремесло вряд ли умрет.

Иван Пидгайный: в наши дни скульптура снова обретает, помимо эстетической функции, абсолютно практическое предназначение – она также становится необходима для создания объектов в виртуальном мире, в частности, для проектирования и моделирования, в киноиндустрии, играх, рекламе и не только.

img_7405

Катерина Пидгайная: вторая тенденция – это урбанизация, абсолютно новый архитектурный стиль, который выделяют сейчас как стиль новейшего времени. А новая архитектура требует новых пластических решений. К примеру, появляются новые материалы. Если раньше никто не делал скульптуры из зеркал, воздуха, стекла, пара, ткани, живых цветов, то сейчас мы можем увидеть, например, надувные скульптуры Кунса. Данные формы выглядят как полноценная скульптура, но это огромный воздушный шар. Появляется очень много неисследованных полей для художников, в которых они могут применить свои  академические знания.

Беседу вела: Татъяна Харчёва

Автор фото: Дарья Кузнецова

____________________________________________________________

Больше о современном украинском и мировом образовательном искусстве — в книгах:

Материалы на похожие темы

Комментарии