neimovirni-1400x90

Арт-колонии: made in Ukraine

chernozem.info 06.02.2019

reklama_100_idey-3

Творчество – процесс индивидуальный, и даже интимный. Однако в истории искусства есть немало примеров того, как художники, живя и работая бок о бок, в дружеской (или не очень) конкуренции создавали шедевры. В замечательной книге Майкла Берда «100 идей, которые изменили искусство» есть раздел, посвященный формированию европейских художественных колоний в 19-20 вв. Синергию таких коллабораций Берд рассматривает как один из факторов, вызвавших системные изменения в теле европейского художественного процесса.

Примеры, которые приводит Берд, ограничиваются Британией, Францией и Германией. В то же время, на территории Украины происходят сходные процессы формирования художественных колоний – хотя, разумеется, со своей спецификой.  

Авангард: усадьбы и артели

Небольшая деревня Чернянка теперешней Херсонской области навеки прописалась на карте авангарда с тех пор, как в 1907 году управляющим местного имения стал отец знаменитых (в будущем) братьев Бурлюков. Именно там 25-летний Давид Бурлюк создает футуристическую группу «Гилея», а усадьба становится творческой дачей для его друзей. В разное время там жили поэты Владимир Маяковский и Велимир Хлебников, художники Михаил Ларионов, Наталья Гончарова, Владимир Татлин и многие другие. Чернянка стала одним из тех мест, где выкристаллизовалось новое художественное направление, получившее название кубофутуризм.

Давид Бурлюк. Пахарь. 1910
Давид Бурлюк «Пахарь», 1910

В то же время, в селе Красная поляна под Харьковом формируется еще одна коммуна авангардистов. В 1905 году там строит усадьбу купец Синяков, и 5 его дочерей – сестры Синяковы – превращают свой дом в пристанище для прогрессивной богемы. В 1910-1920х годах там жили художники-авангардисты Борис Косарев, Василий Ермилов, Мане Кац, Владимир Бобрицкий, время от времени наведывались братья Бурлюки, поэты Борис Пастернак, Велимир Хлебников и Николай Асеев. Одна из сестер Синяковых – Мария — и сама была художницей; она работала в ультраактуальном на тот момент стиле неопримитивизма.

Имение в селе Вербовка неподалеку от Черкасс стало центром единения авангарда с народным искусством. В 1900 году помещица Наталья Давыдова организовывает там артель вышивальщиц – для возрождения стремительно исчезающих традиций народной вышивки. Однако вскоре к традиционному репертуару добавляются современные мотивы: артель возглавила авангардистка Нина Генке-Меллер, в 1904 году к ней подключилась Александра Экстер. До 1916 года с артелью успели поработать Казимир Малевич, Любовь Попова, Ольга Розанова, Надежда Удальцова, Иван Клюн, Георгий Якулов. Авангардисты создавали абстрактные эскизы для вышивок – и сами проникались яркими цветами народного искусства. Именно в виде украинской вышивки впервые предстали перед публикой супрематические композиции Малевича: в 1915 году они попали на Московскую выставку современного декоративного искусства, которая открылась за месяц до знаменитой экспозиции «0,10», представившей миру «Черный квадрат».

Похожая артель существовала в селе Скопцы Киевской области – именно там сложился тандем авангардистки Александры Экстер и мастерицы декоративной живописи Ганны Собачко-Шостак. Под влиянием мира современного искусства, народная художница перешла от традиционной росписи к декоративной графике – и из рядовой ремесленницы превратилась в звезду украинского наива.

Пленэр: Крымские мотивы

С конца 19 века Крым становится огромной мастерской, куда съезжаются пейзажисты. В 1886 году Архип Куинджи покупает землю на ЮБК, возле Симеиза, чтобы создать художественную коммуну. До построения домов-мастерских и общинного дома дело так и не дошло, однако имение Куинджи стало постоянным местом летней практики для его учеников, среди которых были Константин Богаевский и Николай Рерих.  

Архип Куинджи. Море, Крым. 1890-е
Архип Куинджи «Море, Крым», 1890-е

В 1905 году спонтанная арт-колония возникает в Новом Мисхоре: там поселяются Борис Григорьев и Леонид Браиловский, а постоянными гостями становятся Сергей Судейкин, Натан Альтман и Савелий Сорин. Художники много и плодотворно работают, а позже, в 1917-1920х годах проводят в Ялте несколько выставок крымского искусства.

Неподалеку, на своей знаменитой даче «Саламбо» в Гурзуфе, в 1914-1917х годах практически безвыездно жил Константин Коровин, у которого часто гостили художники Илья Репин и Василий Суриков, а также Антон Чехов, Федор Шаляпин, Максим Горький, Александр Куприн. Художники писали бесконечные виды Гурзуфа, а иногда и портреты своих гостей.

Константин Коровин. Портрет Шаляпина. 1911
Константин Коровин «Портрет Шаляпина», 1911

Самой настоящей творческой колонией стал дом Максимилиана Волошина в Коктебеле. Постоянными ее обитателями были художники Кузьма Петров-Водкин, Анна Остроумова-Лебедева и литераторы Константин Бальмонт, Марина Цветаева, Александр Грин, Валерий Брюсов, Михаил Булгаков. Для всех них волошинский дом стал «башней из слоновой кости», где можно было укрыться от мирских тревог и полностью погрузиться в творчество. Двери «Дома Поэта» были открыты для его друзей вплоть до смерти хозяина в 1932 году.

Дом Максимилиана Волошина в Коктебеле, архивное фото
Дом Максимилиана Волошина в Коктебеле, архивное фото

После войны пленэрное движение еще больше набирает обороты. Пейзаж был тем жанром, где метод социалистического реализма мог трактоваться достаточно вольно, и потому советское искусство достигает небывалых высот в реалистических пейзажах. В живописных местах возникают всесоюзные дома творчества: в бывшем доме Коровина в Гурзуфе, в закарпатском Ждениеве, а также в поселке Седнев неподалеку от Чернигова.

Седнев: истоки Новой волны

Седневские пленэры отсчитывают свою историю от 1964 года. Это были двухмесячные творческие командировки, организованные Союзом художников УССР. В 1960-1980х годах в Седневе работали Татьяна Яблонская, Николай Глущенко, Виктор Шаталин, Вера Баринова-Кулеба. Однако чаще всего под седневскими пленэрами имеются ввиду последние годы их существования, а именно — выезды 1988, 1989 и 1991 годов.

Эти выезды проходили под руководством художника Тиберия Сильваши и искусствоведа Александра Соколова, которые полностью изменили модус сотрудничества художников. Если раньше пленэр предполагал, главным образом, этюды на природе, то теперь к ним добавляют серьезную образовательную программу. Кроме того, участниками этих пленэров стали молодые художники, в том числе и студенты, вырвавшиеся из-под гнета консервативной советской академической школы: Александр Гнилицкий, Олег Голосий, Валерия Трубина, Василий Цаголов, Петр Бевза, Дмитрий Дульфан, Анатолий Криволап, Александр и Сергей Животковы и многие другие.

Александр Гнилицкий и Александр Соловьев. Седнев, 1989
Александр Гнилицкий и Александр Соловьев. Седнев, 1989

Седневские пленэры диагностировали сбой советской художественной системы: они вывели неофициальное неакадемичное искусство на полностью официальный уровень (последняя из отчетных седневских выставок проходила уже в Национальном художественном музее). Эти пленэры стали той точкой, где на осколках старой системы зародилось искусство постмодернистской «Новой волны». Именно там сформировалась основа двух групп, которые будут определять развитие украинского искусства в последующие годы: «Живописный заповедник» и «Парижская коммуна».

Киевские сквоты: Паркоммуна и не только

В конце 1980х – начале 1990х годов сквоты сыграли важную роль в развитии альтернативной художественной культуры. Именно в них происходили важнейшие творческие процессы времен перестройки. В Киеве первый художественный сквот появился летом 1988 года, когда художники Александр Клименко и Сергей Святченко захватили закрытый на капремонт дом №25 на улице Ленина (теперь — Ивана Франка) и устроили там мастерские.

В 1989 году большинство обитателей сквота перебираются в новое место – на улицу Парижской коммуны 18 (теперешняя Михайловская). Так зарождается легендарная Паркоммуна – самый известный из киевских сквотов. Там жили и работали Дмитрий Кавсан, Александр Гнилицкий, Олег Голосий, Валерия Трубина, Юрий Соломко, Василий Цаголов, Наталия Филоненко; часто наведывались одесситы Сергей Ануфриев и Александр Ройтбурд. Пожалуй единственным, что концептуально объединяло этих художников, было увлечение эстетикой трансавангарда. Паркоммуна просуществовала до 1994 года, когда в здании начался ремонт.

Александр Друганов, Максим Мамсиков, Олег Голосий, Руфь Макленанн, Юрий Соломко, Павел Керестей в сквоте на Парижской коммуне. Начало 90-х. Фото Александра Друганова.
Александр Друганов, Максим Мамсиков, Олег Голосий, Руфь Макленанн, Юрий Соломко, Павел Керестей в сквоте на Парижской коммуне. Начало 90-х. Фото Александра Друганова.

Совсем другой состав художников захватил помещение на Большой Житомирской 25:  в 1992 году там устраивает мастерскую Андрей Зяблюк, к которому со временем присоединяются Эдуард Бельский, Дмитрий Корсунь, Владислав Шершевский, Матвей Вайсберг, Евгений Деревянко, Петр Бевза и многие другие. В 1997 году там открывается выставочный зал «БЖ», где можно было посмотреть работы жителей сквота. В 1999 году здание закрывают на ремонт, а большинство его жителей переезжают в арендованные помещения бывшего общежития на Олеговской.

Еще один художественный очаг находился на улице Софиевской, где на первом этаже заброшенного дома была мастерская Арсена Савадова и Георгия Сенченко. На втором этаже того же дома поселился Илья Чичкан, а рядом – Илья Исупов, там же работал в своей мастерской Павел Керестей. По соседству, на Ирининской были мастерские Кирилла Проценко, Максима Мамсикова, Татьяны Галочкиной.

Киевские сквоты были местом абсолютной свободы и радикальных экспериментов. Там собралась яркая контркультурная тусовка художников, сформировавших «Новую волну» украинского искусства.

BIRUCHIY: фабрика актуального искусства

В двухтысячные годы традицию пленэров как фабрики актуальных художественных практик подхватывает международный симпозиум современного искусства BIRUCHIY. C 2006 года на острове Бирючий в Азовском море проходят осенние (а позже – и весенние) арт-пленэры. Художники живут в местной базе отдыха или в деревянных домиках, и там же, на стенах, вывешивают готовые работы по завершении сезона. Каждый сезон посвящен конкретной теме, которую выбирает куратор.

Владимир Гулич «Семья Несси», инсталляция, Бирючий – 2007
Владимир Гулич «Семья Несси», инсталляция, Бирючий – 2007

Творческая лаборатория на Бирючем дополняется серьезной образовательной программой: в 2018 году в ней принимали участие Чечилия Гуида (кураторка, профессорка истории современного искусства миланской Академии Бреры) и Франко Ариаудо (итальянский художник). Среди художников, посетивших Бирючий 018 были Владимир Будников, Артем Волокитин, Жанна Кадырова, Юрий Коваль, Настя Лойко, Олекса Манн, Алина Якубенко, Альбина Ялоза. В последние годы Бирючий привлекает и коллекционеров: работы художников прямо с азовского побережья попадают в частные собрания ценителей современного искусства.

Резиденции: локальный контекст

Арт-резиденция – это формат сотрудничества художников, который в последние десятилетия приобретает популярность по всему миру. Приезжая жить и работать в новое место, художники проникаются локальным контекстом, и при этом обогащают его. Как и 100 лет назад, маленькие поселки становятся заметными культурными точками на карте страны.

В Украине этот формат пока только набирает обороты. Первой украинской резиденцией можно считать проект художницы Алевтины Кахидзе: в 2008 году она организовала пространство для работы иностранных художников в маленьком селе Музычи под Киевом. С 2010 года работает резиденция  в деревне Большой Перевоз (Полтавская область), которую организовали художники Тамара и Александр Бабаки. Идея этого проекта – установить преемственность со знаменитыми художниками начала 20 века, работавшими в этой местности (Петр Костырко, Федор и Василий Кричевские). В 2012 году открылась программа обменных резиденций Харьков-Кошице, организованная Харьковской муниципальной галереей. В ее рамках украинские художники едут изучать локальные тенденции в Словакию, а словацкие – в Украину. Еще одна резиденция открывается в 2014 году в Ивано-Франковске, на базе организации «Теплый город», которая занимается стратегиями развития локального культурного ландшафта. На этом список украинских резиденций, разумеется, не исчерпывается: этот вид арт-сотрудничества распространяется и становится важной ступенью в профессиональной карьере многих молодых художников.

Итоговая выставка резиденции «Большой перевоз», 2012
Итоговая выставка резиденции «Большой перевоз», 2012

***

За 100 лет своего развития, история украинских арт-колоний проходит полный круг. Она начинается с частных инициатив отдельных художников или меценатов — как было с кружками авангардистов, усадьбами-мастерскими и имениями живописцев в Крыму, где собирался круг друзей и приятелей. Эти творческие колонии были завязаны, прежде всего, на личных контактах их участников, и часто собирали не только художников, но и литераторов, и музыкантов.

В Советском союзе функцию организатора арт-колоний – в виде домов творчества — берет на себя государство, а сообщество в них становится сугубо профессиональным.  С распадом СССР колонии трансформируются в сквоты, где, на базе все еще государственных помещений образуются неформальные творческие кластеры. И, наконец, в 2000-х годах возвращается формат частных инициатив художников, кураторов и меценатов (арт-резиденции) – сохраняя, однако, сугубо профессиональную ориентированность. И если история не преподнесет нам новых сюрпризов, впереди нас ждет интеграция украинских арт-резиденций в глобальные структуры параллельно с дальнейшей децентрализацией очагов культуры внутри страны.

Автор текста: Ксения Билаш

_________________________________________________________________

Публикации на похожую тему:

_________________________________________________________________

Больше о современном украинском и мировом образовательном искусстве — в книгах:

Материалы на похожие темы

Комментарии