1400x90-arthuss-2

Георгий Браиловский: «Никуда не ушли предвзятость, апломб мужчин и страх того, что женщина окажется умнее и талантливее»

chernozem.info 16.02.2017

Летом 2016-го года Тейт Модерн открыл новое 10-этажное здание. По словам директора галереи Фрэнсис Моррис, в новом здании будет представлено больше произведений искусства и инсталляций, которые были созданы женщинами: «Когда мы открылись в 2000 году, в нашей коллекции был огромный дефицит работ, созданных женщинами, — всего 17%, — отметила она. — Сейчас цифра составляет 50%. У нас есть работы таких авторов, как Луиз Буржуа и Филлида Барлоу». А совсем недавно CHERNOZEM писал о том, что с весны 2017-го года в Галерее Уффинци во Флоренции в постоянной экспозиции появится больше работ художниц, которые долгое время были в тени. Эта долгосрочная инициатива направлена на исправление исторической несправедливости по отношению к женщинам. Существовала ли такая несправедливость, когда и с чего она началась, прекратилась ли она сегодня? Специально для CHERNOZEM на эти вопросы в своем материале ответил соучредитель интернет-издания In-Art, арт-дилер и коллекционер Георгий Браиловский.

georgiy
Георгий Браиловский

«Господь создал мужчину и женщину и сделал их разными. Эта аксиома неизменно подвергается сомнению, как только речь заходит об искусстве и культуре. То, что природой заложено разное видение представителями противоположного пола окружающего их мира – очевидно и не требует обоснования. Но это ставится под сомнение, когда мы переходим к рассмотрению того, как по-разному мужчина и женщина могут отображать это в своем творчестве.

Гермафродитизм как таковой наблюдается только у самых простейших видов животных. У людей это может проявиться только в качестве патологии сексуальной детерминации. Эта патология охватывает некоторую часть украинского арт-пространства, когда начинаются дискуссии об «одинаковости» мужчин и женщин в искусстве.

Равные права мужчины и женщины, равное участие в социальной и культурной жизни общества создают иллюзию, что проблема различий является надуманной и спекулятивной. Но стоит сделать небольшой шаг назад и становится очевидным, что так было не всегда. Скорее, наоборот. Так, как сейчас не было никогда и процесс выравнивания прав и возможностей еще не закончился.

Исследуя историю борьбы женщин за свои права и историю феминистического движения, нужно помнить, что в то время и в той ситуации участники этих процессов все видели несколько иначе, пребывая в иных исторических условиях, будучи практически беззащитными перед лицом мужского доминирования во всем. У них была относительно слабая поддержка, непонимание окружающих, агрессивное отношение и неприятие как со стороны коллег по цеху, так и, довольно часто, со стороны зрителей.

Рассматривая программные заявления и художественные произведения художниц-феминисток 20-го века, важно учитывать понятие контекста. Никогда наш современник не оценит роман Льва Толстого «Война и мир» так, как оценили во время его издания. Никогда впечатления и мысли тех людей не совпадут с мыслями всех последующих читателей. Поэтому движение феминисток может казаться надуманным, эксцентричным, эпатажным. Но могло ли оно быть иным в то время, когда по-другому говорить не получалось?

И еще одним важным моментом, при рассмотрении гендерного вопроса применительно к нашему арт-пространству, является то, что мы находимся на территории бывшего Советского Союза. Не в нашей стране велась битва за новую роль женщины в обществе и искусстве, но это не значит, что этой битвы не было или что она уже завершена. Часто господствует логика «НасТамНет», а занчит и самого факта нет. В качестве яркого примера можно привести знаменитое утверждение: «В СССР секса нет». Современная Украина во многом унаследовала эту совковую логику: «Это не наша проблема и мы ее не знаем – поэтому и проблемы никакой нет».

В Советском Союзе права уравнялись до такой степени, что женщина работала асфальтоукладчицей с лопатой в руках, а мужчина лениво двигал рычагами дорожного катка – и о каком сексе после этого можно говорить? Да, было полное равноправие и в творческом плане в том числе. Все были равны пред задачей создания полотен на тему «Вступление в комсомол», «Ленин в Октябре» и «Уборка урожая». Наверное, после десятилетий такого равенства сложно выходить из сумрака предрассудков посттоталитарного общества и входить в общеевропейский дискурс о том, что все-таки искусство женщин – другое и оно требует своего исследования.

Пятьсот лет тому назад женщина и думать не могла о том, чтобы поступить в учебное заведение для получения художественного образования и получения профессии художника или скульптора. Увлечение искусством часто приводило к отторжению обществом не только женщины-художника, но и членов ее семьи. Когда Проперция де Росси, жившая во Флоренции в 16-ом веке, увлеклась скульптурой, многие перестали приглашать Проперцию и ее семью в свои дома. Успехи девушки стали препятствием на ее пути к хорошему замужеству, ибо женщина, занимающаяся мужским ремеслом, – угроза самим мужчинам. Не имея возможности работать с камнем (как наглядное напоминание о дискриминации), свои первые резные работы она была вынуждена делать на сливовых и персиковых косточках.

Properzia De' Rossi - серебро
Properzia De’ Rossi – серебро

Позже, благодаря участию своего влиятельного мужа, Проперция получила заказ – скульптуры для собора Сан-Петронио. Но после смерти супруга заказ был аннулирован, а сама скульптор получила жалкие копейки за свою работу. Вследствие непрекращающихся оскорблений и попыток очернить ее репутацию Росси отказалась от общественных заказов и умерла в 1530 году в одиночестве, без денег.

Проперция де Росси "Св. Иосиф и жена Потифара"
Проперция де Росси “Св. Иосиф и жена Потифара”
Проперция де Росси "Геркал и амазонка"
Проперция де Росси “Геркал и амазонка”

Хотелось бы думать, что все это в далеком прошлом и предвзятое отношение к женщине-творцу на сегодняшний день является лишь интересной историей. Как в таком случае относиться к истории жизни Захи Хадид? В середине 90-х в Кардиффе проводился конкурс на строительство Оперного театра. Его победителем стала  Заха Хадид. Но общественность не восприняла эту победу женщины-архитектора с иракскими корнями, поэтому заказчик назначил новый конкурс, и… Заха снова стала первой среди 268 коллег. В результате заказчик отказался от проекта – это был большой удар для Хадид. В тот момент ее карьера опустилась ниже некуда.

Заха Хадид
Заха Хадид

Кто знает, возможно, как и в случае с Проперцией, ее сердце не выдержало всех испытаний, непризнания, давления и это стало причиной слишком раннего ухода из жизни? На протяжении своей творческой деятельности Заха получала звания и премии, которые никто из женщин не получал до нее. В 2004 году она стала обладателем Притцкеровской премии в архитектуре, а в 2012 году – звание Дамы-Командора Ордена Британской империи. Тогда она сказала: «Я пробила барьеры, но это была долгая борьба. Это сделало меня жестче и более точной – и, может быть, это отражается в моей архитектуре. Женщине в архитектуре нужна уверенность…»

Центр Гейдара Алиева, Баку, Азербайджан
Центр Гейдара Алиева, Баку, Азербайджан
Многоцелевой комплекс Beko Masterplan в Белграде, Сербия
Многоцелевой комплекс Beko Masterplan в Белграде, Сербия
Футбольный стадион 2022, Катар
Футбольный стадион 2022, Катар

Ровно пятьсот лет разделяют эти истории – времена мрачного средневековья и просвещенный век современности. Что поменялось по отношению к женщине-художнику? Никуда не ушли предвзятость, апломб мужчин и страх того, что женщина окажется умнее и талантливее. Отсюда их защитная реакция в виде смешков, снисходительных оценок и балагурства по поводу творчества женщин.

Жизнь в нищете и одиночестве – частый удел женщин-художников на протяжении всей истории искусства. Иногда к этому добавлялось проживание в доме для умалишенных. Невыносимым бременем для талантливой художницы становилось сознание того, что ее имя всегда будет в тени мужчины. История отношений и творчества Огюста Родена и Камиллы Клодель наглядное тому подтверждение.

Камилла свое первое профессиональное образование получает в академии Коларосси, где обучается у скульптора Альфреда Буше (в то время женщинам было запрещено поступать в школы изящных искусств). Позже она знакомится с Огюстом Роденом и становится для него источником вдохновения, его моделью, ученицей и любовницей.

Камила Клодель в мастерской Родена
Камила Клодель в мастерской Родена

Клодель пользовалась признанием в художественных кругах. Она была блестящим скульптором, достаточно самобытным и независимым. Известный критик Октав Мирбо сказал о ней: «Бунт против природы: женщина — гений!» Чего в этой фразе больше: истинного восхищения или напоминания о том, что гениальность женщины-художника – явление исключительное, аномальное? Сколько унизительного для женщины в этом возгласе восторга!

Позже Клодель обвиняют в копировании и заимствовании роденовского стиля в работе «Клито».  Потрясенная громкой славой Родена, она не в силах оценить своего успеха. Уйдя из мастерской Родена и не получая правительственных заказов, Камилла была не в состоянии оплачивать материалы, формовщиков, литейщиков, натурщиков. Камилла начинает страдать нервно-психическими расстройствами. Она уничтожила почти все свои работы. Ей был поставлен диагноз «шизофрения» и с этим диагнозом она остаток своих дней провела в клинике для душевнобольных.

Камила Клодель "Вальс"
Камила Клодель “Вальс”

Сегодня ее работа «Вальс» (1892), проданная за 8 млн. долларов, входит в десятку самых дорогих работ, созданных женщинами-художниками.

Вся история вхождения женщин в мировое искусство состоит из фактов, свидетельствующих об активном сопротивлении этому общества (как мужчин, так и женщин), непризнании их талантов и ущемлении их прав. Им отводили роль муз, натурщиц, их любили, писали с них портреты, но не давали в руки кисть или резец. Женщинам не только запрещалось писать человеческую натуру – им запрещалось даже присутствовать при этих занятиях.

В «Коридоре Вазари» на мосту Понте Веккьо в центре Флоренции, который можно смело назвать Пантеоном мастеров-живописцев. Там хранится более 1700 автопортретов выдающихся западноевропейских художников с начала 16 века и лишь 7% коллекции посвящено женщинам. По статистике 85% обнаженных тел в мировой живописи принадлежат женщинам и почти все они написаны мужчинами.  Как видят свое собственное тело женщины, как они переживают свой собственный опыт пребывания в этом мире – это всегда было скрыто от зрителя.

Британская королевская академия художеств была создана в далеком 1768 году. Среди ее членов-основателей было 34 мужчины и 2 женщины — Мэри Мозер и Ангелика Кауфман. Только вы не увидите их на гравюре, где изображены все члены академии, собравшиеся на занятии по рисованию с обнаженной натуры. Мозер и Кауфман присутствуют на ней только в виде портретов.

Выставка в Третьяковке
Выставка в Третьяковке
Занятие натурой Королевской академии
Занятие натурой Королевской академии

Эта гравюра является воплощением двоякого отношение к женщинам-художницам. Да, они могли работать, но в равенстве им отказывали, также для них существовали отдельные жесткие правила. К этому можно только добавить, что в последующие 160 лет ни одна женщина (!) не была принята в состав Королевской академии.

Даже Жан Жак Руссо писал, чем следует заниматься женщинам: «Ни за что на свете я не хотел бы, чтобы они писали пейзажи, и еще меньше — чтобы обучались рисованию с натуры. Растительные, фруктовые и цветочные орнаменты да драпировка — это все, что им необходимо знать, чтобы придумать рисунок вышивки». И это сказал самый передовой человек своего времени, «защитник вольностей и прав» (А. С. Пушкин).

Проходит почти 200 лет. Что мы снова слышим от самых передовых людей своего времени, причем на ту же тему?  Знаменитые архитектор Ле Корбюзье и художник Озенфан утверждали в 1918 году, что в искусствах существует строгая иерархия, согласно которой декоративное искусство всегда на дне, а искусство человеческих форм — на вершине. Далее следовало краткое и безапелляционное объяснение: «Потому что мы мужчины!» Снова мужчины выстраивают свою иерархию, снова женщины в унизительном подчиненном положении.

Именно в это время, в начале 20-го века, женщины активно входят во все сферы искусства. История «русских амазонок» авангарда (Александры Экстер, Натальи Гончаровой, Любви Поповой, Ольги Розановой, Варвары Степановой, Надежды Удальцовой) заслуживает отдельного большого разговора и о них написано немало книг, монографий и статей. Но что характерно – становясь равными (и по праву) мужчинам в искусстве, это равенство женщины зачастую подчеркивали отказом от своей природной сущности. Манера одеваться и вести себя – все подчеркивало «равенство» с мужчиной.

Но отказом от женского художница таким образом показывала свою подчиненность и вторичность по отношению к мужскому. И как здесь не вспомнить Анну Ахматову и Марину Цветаеву, которые требовали, чтобы их называли не поэтессами, а поэтами. И сегодня женщины стесняются, когда их называют художницами, а не художниками: другой суффикс женского рода и ты сразу оказываешься классом ниже.

Примерно в это же время была создана работа, которая установила очередной рекорд продаж среди художниц. Новой рекордсменкой на состоявшемся 20 ноября 2014 года в Нью-Йорке аукционе американского искусства Sotheby’s стала Джорджия О’Киф, чья картина «Дурман» («Белый цветок №1», 1932) была продана за $44,4 млн, при эстимейте $15 млн. Ее муж Альфред Стиглиц считал работы О’Киф манифестацией «вечной женственности».

О Кифф Дурман
О Кифф Дурман

Ее первые абстрактные работы арт-критики стали рассматривать с позиций фрейдизма, что вызывало негодование художницы. В результате, она порвала с абстракционизмом и переключилась на цветы, но и в них критики практически единодушно увидели эротические намеки. И снова художница отказывается от своей сущности. Много лет спустя, когда в одном из многочисленных интервью некая корреспондентка задала художнице вопрос о схожести ее цветов с влагалищем, та огрызнулась и воскликнула, что не будет говорить о такой чепухе.

O'Keeffe, 1
O’Keeffe, 1
ill-13-okeeffe-2
O’Keeffe, 2

Тема гендерного вопроса в искусстве всегда будет актуальна и вызывать бурную дискуссию – слишком долго в этой сфере господствовали одни мужчины. В Европе, а особенно в США, эта тема обсуждается уже достаточно давно и появление женских выставок давно не вызывают шока и удивления. Гендерная тема в искусстве стала темой научных и социальных исследований. Как раз в этом году в Нью-Йорке отмечает свой тридцатилетний юбилей Национальный музей женского искусства, включающий в свой состав и исследовательский центр.

Нужно быть честными хотя бы перед самими собой – последние несколько столетий мы всегда были чьей-то колонией. Как справедливо отмечает в своих статьях известный украинский искусствовед Галина Скляренко, драматизма ситуации добавляет то, что мы были колонией не развитого свободного европейского государства, а входили в состав тоталитарной империи. Все лучшие художники, скульпторы, искусствоведы – «гении места» – задыхались в ограниченности провинциального пространства и уезжали: кто в столицу метрополии, кто в Европу, кто в Америку.

В новейшее время метрополия подтверждает свое звание и претензии на право быть среди ведущих культурных центров мира. В 2002 году в Москве в Третьяковской картинной галерее с большим успехом прошла выставка «Искусство женского рода. Женщины-художницы России ХV-ХХ веков», которая вызвала серию публикаций на эту тему. И там «это» было – наших острословов вряд ли успокоит то, что аналогичные высказывания московских коллег арт-критик Анна Альчук назвала «казарменным или пэтэушным юмором». Впрочем, предоставим слово арт-критикам о выставке.

«Женское искусство было, есть и будет…» «Критики, обслуживающие так называемое актуальное искусство (неважно, мужчина или женщина выступают в роли критика или журналиста), при столкновении с Реальностью, на этот раз представшей в виде «Искусства женского рода», обнаружили коллективную травму в виде мужского шовинизма с тоталитарным душком, стремясь выстроить внутри «иной» системы иерархию по принципам собственных ценностей и понятий».

Открытие Женского проекта Шоколадный дом
Открытие Женского проекта Шоколадный дом

Арткритик Людмила Бредихина: «Проблема невозможности эстетического отбора по признаку пола мне кажется надуманной (а именно она почему-то регулярно оказывается в центре внимания, как только речь заходит о художницах того или другого периода). Любая тематизация имеет право на существование. Никого не возмущают еврейские (по признаку национальности), эмигрантские выставки (по месту жительства), выставки жертв режима или душевнобольных (казалось бы, совсем сомнительная тематизация). Почему это происходит именно с женскими выставками – вопрос. Дело даже не в противоречивых реакциях на само понятие «феминизм». Определенно здесь спрятана некая травма».

Как видно, многие критики говорят о некой травме, рассуждая на тему гендерности в искусстве. Что тут первично, а что вторично – однополое и однополюсное восприятие искусства или травматизм при осознании равенства женщины – вопрос, скорее, к психологам и социологам, чем к арт-критикам».

Автор: Георгий Браиловский

Теми art

Матеріали на схожі теми

Коментарі