1400h90-gompertz

“Город ХА” – что в нем “ХА”, а что – не очень

chernozem.info 03.01.2018

Дискуссионный взгляд на проект “Город ХА” в НХМУ.

«Город Ха»: «Мне Ваша идея не нравится по целому ряду причин».

Эта фраза, пожалуй, первая, которая бросается в глаза при входе на выставку «Город Ха», проходящую сейчас в Национальном художественном музее Украины. Фраза интригующая, как, в прочем, и сам, по концепции авторов, проект-исследование, поставивший перед собой колоссальную задачу: проследить «100 лет беспрерывной авангардной традиции» в одном из самых интересных и сложных культурных центров Украины – городе Харькове. Не поэтому ли, несколько напуганные размахом замысла, кураторы открывают свой проект залом,  демонстрирующим зрителям их сомнения и опасения..?

Галина Скляренко
Галина Скляренко

Масштаб идеи, действительно, восхищает. Тем более, что Харьков – не просто вторая столица УССР, это город, где был основан второй (после Львова) университет в Украине; город, с которым связаны имена В. Хлебникова, В. Маяковского, В. Татлина; где в конце 1920-х выходил самый авангардный украинский журнал «Новая Генерация» под редакцией М. Семенко; где жил и работал А. Довженко; где спектакли в театре Леся Курбаса оформлял В. Меллер – наиболее последовательный конструктивист в украинской сценографии; где А.Петрицкий хотел создать театр, в котором «через сцену можно будет пропускать войско с артиллерией, с конницей,  смогут проезжать автомобили, автобусы т.п.»; город, где ставил спектакли Н. Фоггерер; где в 1930-м году состоялась последняя перед «железным  занавесом»  открытая Международная конференция революционных писателей, включившая в себя театральную и художественную секцию; где в 1930-е была создана знаменитая на весь мир «школа Л.Ландау»; где творил один из самых замечательных поэтов второй половины ХХ века Б.Чичибабин… можно продолжать и продолжать. Но об этом в проекте ничего не сказано. Да, нельзя объять необъятное, но тогда стоит уточнить свои задачи.

25542355_10155103433033144_4175468206961029201_o

Кураторы проекта – известный харьковский галерист Татьяна Тумасян и замечательный, один из самых умных и глубоких современных художников Сергей Братков. Как обозначено в текстах к выставке, «кураторский взгляд» был направлен на одну особенность Харькова авангардного: знак, слово, текст», а сама «авангардная традиция в нем формирует каждое следующее поколение художников, проявляется в Сегодня, прогнозирует Завтра». Прекрасно. Но тут-то все и начинается.

25438635_10155103435388144_5207726165147418542_o

На выставке представлены работы 26 художников – с 1920-х годов до наших дней, очень разных и очень непохожих друг на друга. А потому сразу возникает вопрос: что вкладывают кураторы в понятие «авангард»? Возможно, если бы эта выставка состоялась где-нибудь в муниципальной галерее, где важно привлечь зрителя хлесткостью и публицистичностью замысла, все прошло бы благополучно. Но мы находимся в главном художественном музее страны, который призван фиксировать (если уж не формировать) профессиональные искусствоведческие принципы, представления об истории искусства и внятность высказывания.  Этого, увы, не произошло.

25398438_10155103438188144_776840949828007432_o

О художественном авангарде вообще и его отечественной версии сегодня существует огромная литература, само понятие авангарда, его смысл и содержание постоянно уточняются. Однако у нас в Украине, и данная выставка этому подтверждение, к «авангарду» до сих пор относят любое нереалистическое искусство, полностью нивелируя, таким образом, всю сложность художественного процесса в ХХ-м веке. Между тем за столетие искусство пережило уже и бурную эпоху модернизма, с идеей автономности художественного творчества; и десятилетия постмодерна, уничтожившие былые оппозиции между «высоким» и «популярным» в искусстве, более того – поставившие под сомнение важнейшую художественностную категорию нового времени – новизну; вошло в новую медийную эру, утвердившую другие – теперь виртуальные отношения с реальностью… А сам авангард как способ выйти за пределы чистого искусства, взять на себя жизнестроительные функции, стать средством политической борьбы то становился «передовым и радикальным», то «сворачивался» в новых исторических обстоятельствах, то возникал заново в иных, отличных от начала ХХ-го века формах, то уступал место другим версиям искусства – не реформирующим, а анализирующим действительность… Очевидно, что авангард – не просто «новые формы» и « новые направления» (кстати очень разные, в свое время жестко конкурировавшие между собой), не только новые художественные языки, но прежде всего – идеи и смыслы. Что же в данном случае имели в виду кураторы? Что интересовало их в сопоставлении изображения и слова? О чем эти слова и тексты? Что фиксируют эти знаки? Как видят они трансформацию авангардной модели искусства во второй половине ХХ века и сегодня? Вопрос этот самый важный, касающийся сути того, чем же занимались и занимаются художники в разные исторические эпохи в нашей стране.

25395084_10155103437563144_7450025286888272099_o

Тем более, что отечественная история вся состоит из парадоксов и противоречий, густо замешана на абсурде и … человеческой драме. Для искусства – это очень плодотворно, для отдельного человека – трагично. Не случайно многие художники, писатели, ученые в разное время покидали город Харьков и нашу страну. Но помнили о ней всегда, этот опыт,  и правда, неоценимый.  У Сергея Браткова  есть замечательная работа – «Уехатьзабыть»… Уехать можно, забыть – нельзя….

Ведь именно такие блестящие художники, как Василий Ермилов и Борис Косарев и строили то общество, в котором потом, задыхались от лжи и бесперспективности В. Бахчанян и Б. Михайлов. Парадокс истории: Василий Ермилов – автор агитационных киосков, досок почета, трибуны для выступлений на митингах, до 1960-х годов увлеченно работавший над памятником интернационалу, оказался учителем Вагрича Бахчаняна, творчество которого было противоположно всему этому, разоблачало и высмеивало советскую пропаганду и агитацию, а своими очень «неправильными», но по-настоящему живыми и индивидуальными рисунками и текстами оппонировало той рациональности конструктивизма, где один человек уже не имел значения, превращался в «колесик и винтик» огромной государственной машины. Искусство второй половины ХХ века, представленное на выставке, никакого отношения к авангарду, прежде всего нашему, отечественному, советскому, не имело, утверждая  именно те ценности, которые он в свое время уничтожал: право на субъективность, на ошибку, на «неправильность», а в конечном итоге – на человечность. Именно об этом – пронзительно лирическая «Неоконченная диссертация» Бориса Михайлова, «история» о неосуществленных планах, о «проигранной» жизни,  драме человека и времени…

25542530_10155103435993144_7085174765353639433_o

В творческой судьбе Ермилова преданность конструктивизму сыграли далеко не однозначную роль. Созданные им композиции были новаторскими и по-новому совершенными, но поглощенный идеей « нужного искусства» великий художник вынужден был разменять свой талант на упаковки для спичек и сигарет, как, впрочем, и Маяковского, посвятивший годы агиткам и рекламе Моссельпрома… Делали они это замечательно, но соответствовал ли этот «социальный заказ» масштабу и возможностям их дарования?

…Для выставки отобраны интересные работы хороших художников. Но какое отношение к авангардной традиции (в любом ее прочтении) имеют большинство из них? Например,  картины Виктора Гонтарова,  с их сюжетами-притчами?  Или  Виталия Куликова,  в которых автор пытался адаптировать кубистическую стилистику к часто совершенно анекдотическим сюжетам?

Да прочем, и 1920-е, время украинского авангарда, представлены на выставке, мягко говоря, странно: очень симпатичными, но никак не новаторскими эскизами театральных костюмов Г.Цапка или детскими открытками 1920-1960-х Г.Бондаренко, милыми, остроумными, легкими, но никаким образом не связанными даже стилистически  ни с одним направлением авангарда…

Те же вопросы вызывают и представленные здесь произведения современных харьковских художников. Ну, какой Павел Маков авангардист? Изысканный, очень тонкий и глубокий мастер, со своим мудрым и примиряющим взглядом на действительность, переосмысливший в своих работах традиции офорта, идущие еще с 17 века? Авангард – это не уровень художественного качества, даже не острота формы, это прежде всего отношение к реальности, где ее отрицание переходит в создание другой, более активной образной модели. А Роман Минин, Артем Волокидин, Гамлет Зеньковский, Алина Клейтман..? Каждый из них заслуживает отдельного и серьезного разговора, но уж никак не об «авангарде», у каждого из них уже сложилась своя, личная, особая тема в искусстве и свое отношение в реальности, это художники другого времени и других творческих ориентиров…

25532009_10155103435663144_5144714737319502684_o

Но как бы там ни было: на выставку нужно идти! Чтобы увидеть интересные произведения, чтобы подумать и поспорить. А главное – чтобы еще раз убедиться, что история искусства – это самое интересно на свете.

Автор: Галина Скляренко, кандидат искусствоведения

Фото со страницы Национального художественного музея Украины

______________________________________________________________________

Больше о современном искусстве — в книгах Сары Торнтон «33 митці у трьох актах«, Уилла Гомперца «Що це взагалі таке?«, Грейсона Перри «Не бійтесь галерей«, Галины Скляренко «Сучасне мистецтво України«, Александра Брея «Нескучное собирательство», арт-издании  “25 років присутності. Сучасні українські художники”

______________________________________________________________________

Теми art

Матеріали на схожі теми

Коментарі