Константин Кожемяка: «Мы хотим привить украинцам вкус к качественной арт-книге»

15.04.2016

Уже через пять дней стартует «Книжковий Арсенал». В преддверии этого масштабного книжного и культурного мероприятия CHERNOZEM пообщался с Константином Кожемякой, владельцем семейной типографии Huss и нишевого издательства ArtHuss, выяснив, насколько тяжело продвигать арт-книгу в украинских реалиях, в чем главная миссия ArtHuss и почему, в итоге, Константин не стал бы ничего менять в этом бизнесе.

11146650_803575296396828_7963661119997175770_n

Акцент в своей деятельности ArtHuss сделал на арт-изданиях. Насколько в Украине тяжело реализовывать именно это направление?

Тут сразу следует сослаться на мировой опыт супер успешного арт-издательства Taschen, которое ежегодно издает 27 миллионов книг. Оно издаёт книги далеко не только о визуальном искусстве. Компания занимается издательством книг, которые посвящены истории рекламы, архитектуре, моде и т.д. У них присутствует срез всего эстетического из повседневной жизни человека. Мы тоже к этому стремимся и хотим выйти за рамки живописи и не просто хотим, а уже выходим. Сейчас активно идет работа над двумя фотокнигами–харьковского фотохудожника Евгения Павлова “Тотальная фотография” и «Народні ляльки з колекції подружжя Людмили Орлової та Олександра Найдена». Мы не скрываем, что какие-то моменты в построении бизнес-модели мы берем у мировых лидеров. Но, при этом, у нас все-таки есть привязка к украинскому контенту и потребителю, с учетом понимания и его погруженности в материал, готовности воспринимать, покупать и платить деньги. Необходимо учитывать реальный уровень платежеспособности, чтобы для покупателя это не выходило за рамки 300 грн. Ведь по сути традиции тратить деньги на арт-литературу у наших людей нет. Или почти нет. Несколько слов о том, что влияет на стоимость книг. Скажу на примере книги Сары Торнтон “33 митці у 3 актах”. Обязательные затраты в данном проекте – покупка авторских прав, перевод, литредактура, верстка, затраты на рекламу и продвижение – составили 10 000 долларов. И при этом неважно ты напечатал одну книжку или 5 000.  Вот такая прямая зависимость цены и размера тиража. К сожалению, для нашей страны продать арт-издание тиражом в 1000 экземпляров – это обозначает стать самым настоящим бестселлером. Я говорю об украинском контенте. На примере книги Сары Торнтон посмотрим, как пойдут дела с популярной переводной литературой. Пока что такого рода издания – это больше покупки из разряда хобби. В такой ситуации рассчитывать на экономический эффект арт-изданий пока не приходится. А нет эффекта – нет инвестиций в качественный контет. Вот такой порочный круг получается.

лялька_7

В чем вы видите цель ArtHussкоторая должна «уживаться» с украинскими реалиями?

Основная ведь проблема в том, что наши люди не приучены интересоваться этой литературой и нет привычки тратить на нее деньги. Формат ArtHuss – это арт-издания как для широкой публики (нон-фикшн в популярной форме), так и для продвинутого читателя. Мне моя интуиция и общение с потенциальной целевой аудиторией подсказывает, что наша задача – этот потенциал расшевелить и реализовать. В качестве цели мы ставим популяризацию современного искусства и формирование мотивации и желания у аудитории интересоваться им. Как следствие этого выработать у людей привычку тратить деньги на покупку качественных книг. Ведь цель ArtHuss намного масштабнее. Если кому-то кажется, что максимум – это издать книгу Сары Торнтон, то эти люди очень ошибаются. Нам гораздо интереснее посмотреть, сколько людей заинтересуется и придет на встречу по случаю ее приезда.  Хотелось бы услышать ее мнение об украинском современном искусстве, которое на самом деле имеет глубокие корни и традиции, наше искусство действительно крутое, но только, к сожалению, незаслуженно обделено вниманием украинского зрителя. И изменение сложившейся ситуации можно начинать с покупок книжек. Это как первый шаг, а следующий – это покупка современного искусства.

12983802_997146983706324_8979537408577869654_o

Вы сказали, что нет массовой вовлеченности в качественную литературу. Почему так складывается?

К этому вопросу можно подойти несколько иносказательно, и с другой стороны. На сегодняшний день запущены противоречивые, тяжелые и необратимые механизмы формирования гражданского общества. При этом именно они выводят на орбиту новых, энергичных, честолюбивых, молодых, интересных и талантливых людей, которые так или иначе задумываются над тем, как подкрепить свой социальный статус. При этом подкрепить его на интеллектуальном уровне. Эти проявления уже есть, конечно, не на массовом уровне, но появляется тенденция, когда деньги тратятся не только на тренажерные залы и отдых, но есть и интерес к искусству. Аудитория начинает им интересоваться, присматриваться, прицениваться и «примерять» его на себя. И именно эти ребята являются перфекционистами и максималистами. Они очень хорошо разбираются, что в этом мире ценится. Если это машина, то Porsche, если костюм, то Brioni, а если картина, то это значит потратить несколько тысяч долларов на картину современного украинского художника.

Получается, что ArtHuss можно сравнить с нишевой парфюмерией?

Я вот не согласен с этим заявлением и мне не хотелось бы, чтобы так было. Я как раз стремлюсь показать, что ArtHuss, если уж мы перешли на парфюмерную тему, это – скорее Brocard. Это магазин высококлассного масс-маркета, задача которого сформировать тенденции и привить вкус. А уже потом из этого всего появятся особо продвинутые, которые и будут интересоваться нишевым сегментом.

Просто для многих искусство в целом уже является нишевым.

Вот с этим утверждением я согласен. Но, по сути, это же извечный вопрос, суть которого в том, что искусство никогда не будет массовым. Но у каждой страны и общества все равно разные законы на этот счет. Тот же англичанин должен раз в три месяца потратить определенную сумму на покупку предмета искусства. В противном случае его друзья, коллеги, родственники и окружение начнут думать, что у него какие-то финансовые проблемы. В Украине же надо расширять границы. Необходимо понимать, что искусство, как составляющая культуры, это фактор национальной безопасности. Украина ведь последняя страна в Европе, в которой нет полноценного музея современного искусства. Хотя есть достаточно контента для стартовой коллекции.

С такими проблемами сталкиваются все постсоветские страны?

Ну возьмем в качестве примера Россию, страну, в которой живет 150 миллионов и Украину, в которой 42 миллиона. У нас продать 500 арт-книг это уже событие, в то время как в России средний тираж по этим изданиям составляет 3000-5000 экземпляров. В том году россиянами по наименованиям было издано порядка 15-ти таких арт-книг. Ту же книгу Сары Торнтон «Семь дней в искусстве», на которую мы уже купили авторское право, в России уже издали.

По сути, все то, о чем вы сейчас говорите и чем занимаетесь – это еще и просветительская функция. Ведь поставлена цель не только выпустить книгу, но и приучить человека к качественному литературному контенту.

Просвещать, вовлекать, мотивировать – это на первый взгляд, конечно, кажется действительно несколько просветительской деятельностью. Но это все же больше из области филантропии. Мне бы очень хотелось, чтобы это хобби и филантропия в итоге стали нормальным и цивилизованным бизнесом, когда издательства, занимающиеся арт-книгами, кроме просветительства, могли бы еще и зарабатывать деньги, которые в дальнейшем вложат в новые проекты и необязательно, что это будет переводная литература. Это вполне может быть литература, которая открывает новые страницы украинского искусства. Первые шаги уже делаются. Вместе с коллегами – BuyArt.Gellery и ZenkoFoundetion – книгой Галины Скляренко “Сучасне українське мистецтво. Портрети художників” мы положили начало знаковой издательской серии “Українська мистецька книга”, посвящённая популяризации современного украинского искусства среди широкой как украинской, так и зарубежной  аудиторей. Ведь нас на Западе не знают, а ту же Россию знают все почему? У нас нет своего контента, который бы можно было переводить на другие языки и презентовать украинскую культуру.Sklarenko BOOK-2016 Super-Cover-ukr

Например, в мае в Варшаве будет проходить Международная книжная ярмарка. Там формируется национальный стенд малых издательств и когда предложили скинуться контентом, то оказалось, что скидываться особо и нечем. Причем предлагать же надо такое, чтобы это могло быть замечено и заинтересовало европейских издателей, чтобы было понятно, что Украина – это страна со своей культурой, активностями. Хотелось бы, чтобы это стало цивилизованным бизнес-процессом, адекватным, прогнозируемым.

Помимо уже указанных трудностей, с чем еще приходится сталкиваться?

Я в полиграфическом бизнесе уже более 15 лет. Но различные нюансы, с которыми приходится сталкиваться на рабочем пути, я бы не называл проблемами. Это скорее ситуации, которые неизбежны, с которыми приходится сталкиваться, и которые просто следует решать. Когда пытаются из издательского дела сделать проблему о том, что нужны налоговые льготы, то я обычно не реагирую на такие вещи. Например, продавать книги без НДС или с НДС. Я считаю, что главная проблема в том, что читатель не покупает книги и это есть основная загвоздка.

А если бы была возможность что-то поменять в этом бизнесе?

Я бы сделал все то, что я делаю сейчас. Есть четкое понимание, какие бизнес-процесы приведут меня к поставленным целям и им бы я и следовал.

А чего вы ожидаете от «Книжкового Арсеналу»?

Я ожидаю, что это будет фактически публичный выход нашей компании, где мы покажем потенциальным поставщикам контента, чем мы занимаемся, что мы не просто ребята, которые печатают и не просто те, кто может создать коллектив под конкретный проект. Мы умеем и знаем, как продвигать продукт и собственно самого автора. Мы хотим показать, что это открытая площадка и мы готовы к сотрудничеству.

Теми art

Матеріали на схожі теми

Коментарі