Замовити книгу "Пройти крізь стіни". Марина Абрамович

Артоголики: Виктор Гриза

chernozem.info 15.05.2017

Первая половина мая, традиционно считается в Украине временем не для работы. Видимо, поэтому и наши артоголики были настолько заняты не работой (CHERNOZEM надеется, что им пригодился в этом новый содержательный Art Guide), что времени для откровения оказалось в достатке только у одного из них. То, что именно он является автором этой рубрики, CHRNZM просит считать простым совпадением, да и пора уже ответить: “По какому, собственно, праву сами-то интересуетесь?”. Как оказалось из разговора, прав артоголизм дает хронически намного меньше, чем обязанностей:

CHRNZM: Когда впервые «пригубилось» – до совершеннолетия или после? Как это было? Кто был этим «зеленым змием» – друг, учитель, автор, организатор?

Виктор Гриза: – Все началось еще в школе с шикарных почтовых марок с шедеврами Эрмитажа, Русского музея и пр. Надо представить себе подростка в городке, где 3 шахты и 50 тыс населения, который днями с лупой рассматривает Рубенса, Рафаэля, Леонардо, Эль Греко (только недавно мне удалось увидеть этих мастеров в подлинниках и именно в этих музеях). И среди всего этого марочного “ренессансу” – кубинские авторы с другой половины шарика! Про Диего Риверу тогда не знал, но броскость их и выразительность “графичной живописи” увлекла. Так что у меня с детства был не один интерес, а два  – классическое и современное искусство. Выходит, что это “Почта СССР”, можно сказать, меня и того… К союзу Земли и Воды:

earth_and_water

Потом – спустя лет десять, во время службы в ГСВГ – видел “Сикстинскую мадонну” в Дрезденской картинной галерее. Ну, как видел – она же огромная и под стеклом, так что видел один огромный блик (улыбается). Мне тогда намного больше понравилась сокровищница Саксонских курфюрстов (с тех пор неравнодушен к часам и ювелирке, которую предпочитаю заказывать по своим эскизам).

wp_20170515_15_16_03_pro-kopiya

CHRNZM:  – Что нравилось в начале приятной зависимости, и что/кто – сейчас?

В.Г. – Начиналось мое собрание – я предпочитаю именно это слово, т.к. коллекция означает что-то более целенаправленное – с картин, где золоченые деревянные рамы стоили столько же, как и само полотно. Мой Продюсерский центр КРОК занимался организацией всякого рода праздников, в т.ч. конкурсов красоты. Для наполнения призового фонда делались рекламные предложения разным субъектам рынка красоты и роскоши. А у нас в Донецке только-только появилась галерея Paduano Arte, предлагающая чистый итальянский fine-art – виды Неаполя и т.п. Я благодарен собственникам, которые наполняли наш призовой фонд настолько, что кое-что попадало и в офис организаторов (улыбается). Потом, конечно, стало хотеться больше, и я стал кое-что у них покупать – уже для дома. А офис тем временем менял свой адрес, и после каждого переезда сотрудники спрашивали: “Ну, что, когда картины будем развешивать?”. Понятно же, что новый офис – новая планировка, новое расположение рабочих мест, и все картины будут уже “играть” по-другому. Что интересно: просили свои любимые картины вешать не над своим рабочим столом, а на противоположной стене (над другим сотрудником – ему, дескать, все равно, а мне так виднее, куда бы в отпуск бы неплохо бы…)

antonio-lannicelli-vernazza-60x120-h-m

Но вот когда в собрании уже стали появляться объекты contempopary art – тут уже мне ни в офисе, ни дома режима благоприятствования не стало (улыбается). Пришлось заняться организацией выставок и галерей. Или наоборот все было – сначала выставки… А какая разница для пост-пост-модернизма, кто старше – курица или яйцо?.. Короче, начался новый этап отнюдь не пагубного увлечения, и от простых “напитков” я перешел на “коктейли”.

CHRNZM:  – На каких арт-событиях – выставках, лекциях, диспутах, показах и т.д. – удалось побывать в последнее время, а на каких не удалось и по каким есть сожаления?

В.Г. – Стараюсь бывать по максимуму – естественно, в Киеве, где нахожусь. Многое из увиденного архивирую вот здесь. О тех, на которых не побывал, не сожалею – я же не знаю, что я потерял? Но бывает, что сожалею о тех, на которых побывал. Это может быть из-за отсутствия новизны – увы, но со временем у каждого артоголика “доза” растет, и уже давно недостаточно просто умилиться ремеслом. Либо причиной сожаления может быть то, что я называю “эстетизацией деструкции”. Это то искусство, которое, невзирая на декларативность кураторских концепций (“поиски себя, своего места, пути, по которому мы должны пойти” etc.) оставляет в душе пепел и безнадегу. Рокуэлл Кент, кажется, сказал, что искусство должно помогать людям глубже понимать жизнь (сучарт тут часто вне конкуренции!) и больше ее любить (а вот тут зась…). Конечно, со времени этого высказывания много чего изменилось – в т.ч. и в художественных практиках – но человек остался прежним, и обращаться с ним надо тоже по-человечески. Это талант несколько другого рода, слава Богу, что он, все-таки, не редок “на наших теренах”.

Есть современные авторы, которыми я просто восхищаюсь! Например, содержательной метафоричностью Романа Михайлова, пару листов эскизов которого к проекту “Тени” есть и у меня. А еще вот эта фотография, которую сделал случайно в Мыстецьком Арсенале. Или не случайно…

10846870_10205019298583718_38906699_n

Рядом с ним и часто удачно сама по себе – Даша Кольцова, просто арт-мульти-инструменталист какой-то! Буквально по касательной прошел к ее проекту “Теория защиты”, который потом победил в последнем конкурсе МУХі – радовался приобщению к истории современного искусства чуть ли не больше, чем она сама! Подробнее об этом дуэте и самой Даше можно узнать из материала у коллег в In-Art.

12299201_10153753619544138_687459361384504348_n

CHRNZM:  – Кто есть в личной коллекции – художник, скульптор, график, фотограф, дизайнер, автор видео, а кого и хотелось бы из нынешних?

Из своих “итальянцев” покажу Густаво Пейрано. Ему уже далеко за… лет, и меня – начинающего собирателя – купили на то, что скоро его работы (как бы это не звучало цинично) уже очень скоро здорово вырастут в цене! А через месяц после покупки, забыв про этот важный для новичков аргумент, рассказали – встречались в Италии, он был на новом красном кабриолете с новой молодой натурщицей… Так что, дай Бог ему здоровья, а мне картину, которая с тех пор стала одной из любимых в офисе организаторов конкурсов красоты, фестивалей моды, форумов парикмахеров, кулинаров и пр.

37059_10200775950022656_1241471593_n

Мы называли ее “Утренний кофе”, понимая – как именно он пьется эмоционально и физически истощенными участниками наутро после шоу!

Из донецких авторов мне очень нравится то, что делали Антонио Шевченко и Александра Еськова (оба, кстати, потомственные художники). От Антона у меня “Дух Донбасса” – работа, в которой я вижу и уголь, и шлак, и раскаленный металл, причудливым абрисом создавшие семечку – любимое лакомство пролетариата.

1375150_10207882678686431_9069873295103393711_n

От Саши – диптих с очень жизнеутверждающим сюжетом:

12540706_10207882653805809_5278328534919087841_n

От Юрия Расина – “Ласточкино гнездо”. Правда, подаренный мне оригинал сейчас находится в окрестностях Ялты, но все равно это то, что также связывает меня с теми местами и теми впечатлениями.

922970_10207882661486001_2412287406060197645_n

От Анны Хорошавцевой, владелицы барселонской галереи Arteria BCN – Passion Fruit.

1622841_10202782887754845_1519074257_n

От замечательного мастера коллажа Лили Чаваги, победительницы конкурса фэшн-иллюстрации IMAGO – одна из ранних живописных работ:

10900121_10207383514647642_3139130228831529093_o

От Нины Мурашкиной – две небольшие графические работы, которые я оформил в характерной для ее манеры цветовой гамме:

11887884_10207008235705903_8833200586035165354_n 11947486_10207008235665902_7878333174993412800_n

От Марины Чепелевой – щемящий сюжет, который не мог найти себя ни в офисе, ни дома… Картина называется “Дом ветерана Великой Отечественной войны”:

chepeleva-mariya-dom-veterana-vov-90h70-kopiya

От Василия Татарского, с которым мне посчастливилось делать общий проект “Война с Богом. Мир как беспредметность” – превью из каррарского мрамора скульптуры “10”, которую я про себя назвал “Скрижали. 10 заповедей”:

wp_20161101_22_47_24_pro

Ну, и, конечно, от “грузинской арт-спильноты”, которую в художественном смысле невозможно пропустить – картина Владимира Тевдорадзе, которую я купил в 2001 на ступеньках Кабмина в Тбилиси, где тогда располагался стихийный художественный рынок. С тех пор появилось еще несколько работ грузинских авторов – Автандила Гургенидзе, например – но эта, думаю, все так же актуальна:

vladimir-tevdoradze-50h50-h-m

Есть еще много всего, привезенного отовсюду, де я бывал, но это все – последствия собирательства, а не коллекционирования. Не думаю, что я смогу сделать неоценимый вклад в музейное дело, но если могу сделать приятное автору – то делаю. Вот как этому неизвестному мне выпускнику академии художеств Загреба:

12565549_10207882646765633_4914523224778496147_n

CHRNZM:  – Бывает ли передоз, как с ним бороться, возможен ли абстинентный синдром?

В.Г.: – Когда подряд перед глазами проходят несколько очень сильных выставок – это как посмотреть подряд несколько очень эмоциональных фильмов, да на широком экране и с супер-саундом! Меня бережет то, что я по ходу еще и фотографирую для своих обзоров, то есть меньше времени “общаюсь” непосредственно с работами один на один. Но несколько раз, конечно, “накрывало” от концентрации смыслов и их визуального решения. Раньше это “насилие” делал надо мной Мыстецький Арсенал с его масштабными выставками. Сейчас, пожалуй, вот так сразу могла бы сделать Kyiv Art Week, но у меня уже мозоли в нужных местах головного мозга, или, как говорят специалисты, “насмотренность”, поэтому пережил экзекуцию с легкими потрясениями, но без серьезных последствий (улыбается).

 wp_20170505_13_29_11_pro

CHRNZM:  – Какие ожидания от своего артаголизма, чего здоровье позволяет?

В.Г. – Не будучи художником и не став галеристом, рад от того, что могу быть арт-обозревателем. Искусство – это же еще и очень серьезное обезболивающее на фоне происходящего в реальном мире. И когда мои “рецепты” (впечатление от увиденного) кому-то помогают – значит, это правильное лекарство! При этом статус непрофессионала (дилетанта, любителя – нужное подчеркнуть) позволяет не быть скучным, что очень нравится читателю.

Увы, в связи с постоянными переездами, собирательство приходится купировать – это уже обременительно. И так часть собрания в Донецке, часть – у друзей под Киевом, часть – накапливается в тех местах, где приходится квартировать. Поэтому перехожу на графику – очень удобна в транспортировке! Вот, например, буквально вчера на PrintFest приобрел у давно знакомого автора Александра Гребенюка “Девушку с туннелем” (линогравюра, 1/101):

18527870_10212267791751517_7832865011797311452_n

CHRNZM:  – Совет «друзьям по счастью»?

В.Г. – Не лениться приподыматься: со стула, с дивана, с автокресла. За каждой выставкой стоит огромный физический труд, часто неоправданные материальные затраты и килотонны переживаний художников, скульпторов, графиков и пр. пролетариев арт-процесса. Каждый посетитель – очень и очень важен! Автор может согласиться с тем, что его работы покупаются не так активно, как хотелось, но согласиться с тем, что он просто не интересен и “на него” не идут – живому человеку невозможно. Поэтому – надо идти!

*на заставке портрет интервьюируемого работы Елены Шировой

Еще беседы об артоголизме:

ПОНРАВИЛСЯ МАТЕРИАЛ? 

ПОДПИСКА НА РАССЫЛКУ ОБЕЩАЕТ ПРИЯТНОЕ ПРОДОЛЖЕНИЕ! 

 

Теми art

Матеріали на схожі теми

Коментарі